Уильям Нолан. Миры Монти Уилсона






Этот мир выглядел, как прежний, но это был не тот мир.
Дата была правильная - июнь тысяча девятьсот девяностого года. И Чикаго был похож на Чикаго, но кое-что в этом городе было не так.
Я сидел в баре на берегу Мичигана и потягивал из стакана "Кровавую Мэри", когда вдруг у меня зародилось подозрение, что я попал в другой мир.
Буфетчик разговорился про базу на Луне, которую мы, американцы, только что там построили, и про то, что не за горами тот час, когда мы направим экспедицию на Марс. Обычный треп.
Но вдруг буфетчик сказал:
- Как все-таки это трагично произошло с Армстронгом и Олдрином! Погибнуть на Луне... Ведь все шло так гладко!
Это противоречило тому, что было известно мне: "Аполлон-11" благополучно возвратился на Землю. Все системы работали безотказно. Черт меня побери, но я ведь даже разговаривал с Армстронгом во Флориде через полгода после возвращения их экспедиции. Я имею непосредственное отношение к космосу: возглавляю небольшую фирму, выполняющую заказы НАСА. Помимо прочей продукции, мы делаем небольшие болты, которые применяются в конструкции опор лунного модуля.
Поэтому я был до крайности удивлен тем, что говорил буфетчик. Но я не стал с ним спорить. Я не принадлежу к излишне эмоциональным людям. В космических исследованиях неконтролируемые эмоции зачастую приводят к ненужным осложнениям.
В Чикаго есть несколько небольших парков. Один из них носит название Парк "Аполлон" - в честь трех астронавтов, которые отправились на Луну в начале 1970 года. Я взял такси и решил поехать осмотреть поставленный им памятник.
В том мире, в котором живу я, Армстронг, Олдрин и Колланс изваяны в бронзе - в честь первого полета человека на Луну. Об этом сказано на специальной табличке. В том мире, в который я попал сейчас, почести была возданы трем другим астронавтам.
Я действительно попал в другой мир.
Мне нетрудно поверить во что угодно. Я всегда был готов безропотно принять тот факт, что во Вселенной существуют параллельные миры, но до этого момента я никогда лично не испытывал переход из одного мира в другой.
Хотелось иметь полную уверенность, поэтому я занялся проверкой некоторых фактов.
Я выяснил, например, что Роберт Кеннеди стал очередным президентом США после Джонсона. Пуля Сирхана не достигла цели. Калифорния пострадала от землетрясения, которого все так опасались в 1968 году. Были полностью разрушены Лос-Анджелес и большая часть Сан-Франциско. Война во Вьетнаме была завершена, когда Джон Кеннеди отдал приказ вывести оттуда все американские войска весной 1969 года. И так далее.
Но окончательно меня убедило другое.
Самое загадочное начало твориться с того момента, когда я начал думать о самом себе, точнее, о своем двойнике, живущем в здешнем мире. По-прежнему ли я жил в Шорхерсте, неподалеку от Ривер-Фореста? И был ли я до сих пор женат?
На оба вопроса я получил утвердительный ответ. На почтовом ящике возле двери значилось: "Мистер и миссис Монтгомери К.Уилсон".
Как мне было поступить? Я не мог просто явиться в дом и представиться своему двойнику.
Для того чтобы существовать в этом мире, мне нужны были новое имя и новое обличье, но для этого требовались деньги. А в моем бумажнике было всего двадцать долларов. Пришлось подделать несколько чеков на имя Монти Уилсона. Я, конечно, рисковал.
Думаю, все бы обошлось без осложнений, не заинтересуйся я этой катастрофой на Луне и не просмотри о ней отчет в библиотеке. Тогда-то я докопался до истинного положения вещей: действительной причиной катастрофы явилась поломка одной из опор лунного модуля. В ней срезался болт.
Один из моих болтов.
Нет, Монтгомери К.Уилсону это не поставили в вину. Он сделал продуманное заявление для печати, в котором утверждал, что удар о скалу опоры модуля был настолько сильным и под таким углом, что не выдержал бы болт любой конструкции. Эксперты НАСА согласились с его выводами.
Но я-то знал, что это ложь. Ни один из моих болтов не мог срезаться при любых обстоятельствах. А это просто означало, что Монти Уилсон допустил брак в работе.
Таким образом, я оказался убийцей астронавтов. Именно я убил Нейла Армстронга и Эдвина Олдрина...
Я недолго колебался по поводу того, что мне делать и кем быть в этом мире. Я решил быть самим собой.
Но прежде всего, разумеется, нужно было избавиться от двойника.
А это было вовсе не сложно. Два вечера подряд я выслеживал его возле дома. На третью ночь я ударил его ножом и зарыл тело в землю. Угрызений совести я не испытывал, поскольку знал, что казнил человека, который в противном случае ни при каких обстоятельствах не понес бы наказания. Я выполнил свой долг перед обществом.
Все остальное прошло как по маслу. Без всяких осложнений. Я приспособился к ритму жизни в новом мире. Моя жена так ничего и не заметила.
Сейчас, когда я пишу эти строки, возникла новая проблема: два вечера подряд меня преследует какой-то человек. Конечно, я знаю, кто он. Монти Уилсон. И я уверен, что он хочет меня убить.
Уильям Нолан. Миры Монти Уилсона